Category:

Этнос, нация, народ. Разберёмся?

Род, этнос, народ, нация. Чем различаются эти понятия?
Уже писал об этом, после прошлого поста и его обсуждения появились ещё соображения.
Итак, мы появляемся на планете как биологические и душевные существа. Каждый, кто воспитывал детей (даже детей животных) согласится с тем, что каждый ребёнок рождается со своим уникальными психо-ментальными особенностями, которые я для краткости обозначил понятием "душа". Т.е., ребёнок уникален и биологически и душевно. Сразу после рождения ребёнок попадает в социальную среду, которая начинает принимать участие в формировании будущей личности.

Что это значит? Это значит, по крайней мере, то, что будущая личность не является "полностью" творением социума. А это, в свою очередь, означает, что и социальные группы, образованные личностями, также не полностью формируются социальной средой. Как два ребёнка, помещённые в одинаковую социальную среду, вырастут различными людьми, реализующими различные врождённые склонности личности, так и две семьи, живущие в одной стране, с одинаковыми законами и социальными возможностями, реализуют отличающиеся пути развития.
Таким образом, с моей точки зрения, существует социальная общность, которая, прежде всего, отражает некие «врождённые», «кровные» качества биологически-близких людей. И эта социальная общность носит имя «род». Её ближайшим количественным развитием является понятие «племя» или «этнос». Этнос , как объединение родов, продолжает развиваться как ментально и мировоззренчески — формируя свои обряды, мифы, традиции —, так и политически — формируя свою власть, систему социального воспитания и заботы, устраивая взаимодействие с соседними племенами. И пока всё неразрывно.
Однако, приходит время, когда количественный рост племени делает невозможным его существование в текущих границах и племя начинает расширять жизненное пространство. И здесь происходит разрыв. Племя начинает включать в ареал своего обитания другие, биологически отличающиеся, племена. Возникает обширная область культурного и социального контакта с «чужеродным», и племя может либо раствориться в этом чужеродном, потеряв этническую идентичность, либо перейти на следующий этап развития. Что это за этап?

Некоторые историки пишут, что на Куликово поле пришли поволжские и славянские племена, а ушёл с Куликова поля русский народ. На Куликовом поле был достигнут этап культурно-социальной самостоятельности русских — мировоззренческая и политическая общность была сформирована. Как это часто бывает, это произошло скачком.

Итак, народом этнос (или группа этносов, обладающих сходными политико-культурными чертами) становится тогда, когда он смог сохранить самостоятельность и волю под давлением других этносов, и когда его отношение к Мирозданию, его социальные структуры и механизмы оказываются ценными и для других этносов, когда мировоззренческие и социальные принципы этноса позволяют примкнуть к нему представителям других этносов, создавая устойчивое, самостоятельное, полиэтническое сообщество. И народ тем более «велик», чем большее число этносов он смог вовлечь в круг своих культурно-политических принципов.
Теперь о том, что такое нация. Так получилось, что на определённом этапе жизни человеческой цивилизации, политика стала агрессивно преобладать над мировоззрением. Эпоха мировых завоеваний потребовала создание мощной полиэтнической социальной структуры, которая была бы максимально управляема и одновременно минимально связана ценностными, предельно-высокими культурными принципами — дабы они не мешали территориальной, экономической и военной экспансии. Для достижения этой цели были созданы нации.
Нация, таким образом, это социальная общность, призванная максимально эффективно решать политические задачи, в ущерб мировоззренческим. Надо признать, что процесс нациестроительства в 20-21 вв. достиг высочайшей эффективности. Вплоть до того, что нации стали создаваться из этносов, минуя стадию народов. И вот сейчас процесс достиг предела. Нации стали рушиться. Именно из-за того, что нации оказались критически-неравномерно перекошены в узко-политическом направлении, не имея, по факту, уже никаких общих предельных ценностных связей.

Вот мы и подошли к народно-национальному кризису. Так вышло, что народы сейчас неэффективны политически, а нации — мировоззренчески. Мы находимся в переломной точке - точке кризиса. В грядущем либо новая деградация с возвратом в родо-племенной строй, либо...
Либо нечто новое.
Можем ли мы сказать, что процесс нациестроительства был бесполезен? Не думаю. Ведь он показал ценность и эффективность действия именно политических, узко-социальных механизмов. Он довёл эти механизмы до совершенства. Разве мы должны это отбросить? С другой стороны, мировоззренческая народная глубина продемонстрировала свою всепобеждающую силу, когда даже самодержцы были вынуждены корректировать политику в угоду глубоко-культурным правилам. В противостоянии с дьявольской сиюминутной ценностью, народ , со своей стороны, достиг высочайшей эффективности в отстаивании присутствия вечного в сиюминутном. И в примате вечного.
Так надо ли нам отказываться от механизмов, эффективность которых — каждого в своей области — была достигнута настолько высокой ценой? Уверен, что нет. А это значит, что в народно-национальном кризисе должна родиться новая социальная общность. Общность, которая воплотит в себе лучшие черты народно-национального строительства и избавится от пагубных черт обеих социальных структур. Имя этой общности — сварод.



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded